К 225-летию со дня рождения


Александра сергеевича пушкина

6 июня исполняется 225 лет со дня рождения великого русского поэта, прозаика и драматурга Александра Сергеевича Пушкина. К этой замечательной дате сотрудники Научного архива РАХ подготовили материал, повествующий об иллюстрациях некоторых его произведений (из коллекции Отдела негативов и фоторепродукций с произведений изобразительного искусства).
Иллюстрировать произведения Александра Сергеевича задача объемная, требующая умения передать ясность мысли, лаконичность фраз, перевести словесные образы, созданные поэтом, в образы зрительные, созвучные стилю автора. Пушкину присуща необычайная образная выразительность, он редко останавливается на внешнем облике действующих лиц, скупо освещает обстановку, вместо этого он передает характеры персонажей через их поступки. Обращаясь к образному истолкованию литературного произведения, художник должен быть внимателен в своем подходе к раскрытию его содержания.
Начиная разговор об иллюстрациях к произведениям Пушкина, невозможно не упомянуть рисунки Ивана Яковлевича Билибина, выполненные им в начале ХХ века, в которых ярко проявилась его любовь к древнерусским выразительным формам. Особый «билибинский» стиль мгновенно узнаваем: тонкая стилизация костюма соединяется с романтическим восприятием дворянского быта, идеалистическая эстетика переплетается с многоцветием расписных узоров, близких к народному творчеству.
Серию рисунков для французского издания «Пиковой дамы» в 1923 году создал Василий Иванович Шухаев. Повесть привлекает иллюстраторов своей фантастичностью, стремительностью сюжета, выразительностью персонажей. В распространенную в литературе тему игры, «магической карты» Пушкин внес ноту глубокого психологизма, тонко обрисовав типичные нравы. Шухаев прекрасно уловил специфику произведения, создав иллюстрации, отличающиеся сухостью, даже некоторой жесткостью. Очень велика эмоциональная роль рисунков вначале художник выполняет их в светлой тональности, затем колорит становится все более мрачным, сгущается. Мягкая ирония сменяется сатирой. К каждой главе Шухаев изобразил аллегорические концовки. Можно сказать, что его иллюстрации лишены мистики, все фантастические моменты представлены как реалистичные, от этого в композициях ощущается внутреннее напряжение. Художник использует оригинальный принцип фрагментарности, срезает фигуры и это придает сценам особую остроту и динамичность.
«Между кузьминскими рисунками и пушкинскими нет посредников», так писал А. Эфрос в статье «Евгений Онегин» в иллюстрациях Н. Кузьмина». Идея проиллюстрировать роман зародилась у Николая Васильевича Кузьмина в 1928 году на курсах переподготовки комсостава: «В "военном городке" каждый вечер я уходил в библиотеку и читал «Евгения Онегина». Там-то я и прочитал по-настоящему этот роман. Все мы знаем «Евгения Онегина» со школьных лет, но это неполное, поверхностное знание. Я не раз обнаруживал, что даже интеллигентные люди путают либретто к опере Чайковского с творением Пушкина. Преодолеть, иллюстрируя «Онегина», этот оперный штамп, освободить в сознании читателя роман Пушкина из-под наслоений оперных образов было одной из задач иллюстратора» (Художник и книга. Заметка об искусстве иллюстрирования. - М.: Детская литература, 1985 г.). Кузьмин создает образ Евгения, который напоминает самого Пушкина, передает каждое лирическое отступление с такой точностью, будто является соавтором произведения и следует за мыслями Александра Сергеевича в его творческом путешествии.

«Евгений Онегин» с рисунками Николая Васильевича Кузьмина был выпущен издательством «Academia» в 1933 году к столетнему юбилею со дня выхода первого издания романа.
Кузьмин и далее иллюстрировал произведения А.С. Пушкина: в конце 1950-х годов с его рисунками вышла поэма «Граф Нулин», а в 1979 году «Эпиграммы».
Наталья Павловна, ее муж и помещик Лидин. Иллюстрация Н.В. Кузьмина к поэме "Граф Нулин"
II-73634
К 100-летию со дня смерти поэта среди множества юбилейных изданий вышла в свет книга «Повести покойного Ивана Петровича Белкина» с гравюрами Леонида Семеновича Хижинского. Ученик В.М. Конашевича и Д.И. Митрохина, выпускник графического факультета Академии художеств Л.С. Хижинский великолепный мастер ксилографии, которому близки дух и строгая логика этой техники, рациональная основа композиционного строя. Он работает легким тонким штрихом, экономно используя темные пятна, избегая резкого контраста, выстраивая сложную светотеневую градацию. К каждой из повестей Хижинский выполнил по одной гравюре.
Напротив, в мягкой импрессионистической манере исполнил шесть автолитографий к «Пиковой даме» ленинградский художник Николай Андреевич Тырса в 1936 году. Очертания предметов на них слегка размыты, что придает особую окраску образам. Общая тональность иллюстраций спокойная, художник избегает гротесков, даже сцена заключительной игры полна легкости и изящества, в нее художник вводит самого А.С. Пушкина, изображая его в кругу участников событий. Герои намечены легкими, чуть размытыми контурами, их лица не слишком отчетливы, нет крупных планов. Силу художественного воздействия несет не психологическая трактовка отдельных образов, а общая эмоциональная атмосфера, в которую они погружены.
Дементий Алексеевич Шмаринов говорил, что Пушкина характеризует «ясность, простота, чеканная пластичность формы, завершенность. И рисунок также требует этого». Художник создал цикл иллюстраций к «Повестям Белкина» — 12 больших страничных рисунков, легких и воздушных. Они смотрятся как законченные станковые произведения, простые по композиции. Удачными получились рисунки для шмуцтитулов: пистолет и черешни, свеча с колеблющимся пламенем, плачущий амур, лапти и корзина.
Развернутый цикл иллюстраций к повести «Капитанская дочка» в технике черной акварели исполнил Сергей Васильевич Герасимов (Детгиз, 1951). Вместе с художником мы переносимся из патриархальной дворянской усадьбы в глухую крепость на далекой степной окраине, из затерянного в бесконечных снежных просторах казачьего постоялого двора, «штаба» повстанцев в роскошный дворец Екатерины II. Одновременно с иллюстрациями Герасимов работал над живописным полотном «Восстание Пугачева», что повлияло на его трактовку повести перипетии главных героев, Маши и Гринева, показаны на широком историческом фоне.
Гравюры, выполненные для «Пиковой дамы» в 1966 году ленинградским графиком Геннадием Дмитриевичем Епифановым, отражают поиски выразительных возможностей материала, характерных для ксилографии. Иллюстрации просты и лаконичны, они привлекают своеобразным прочтением и истолкованием знакомого классического произведения. Небольшим миниатюрам к эпиграфам в издании выделены отдельные листы, каждую главу украшает заставка и полосная иллюстрация. В гравюрах прослеживается строгий отбор деталей и продуманность композиции. Каждая глава заканчивается изысканной миниатюрой пиковым тузом с веточкой розы. Епифанов старается останавливаться на эпизодах, раскрывающих характер повести, он относится с симпатией и сочувствием к героям, которым противопоставляет город холодный, сырой, мрачный.
Подытоживая, можно еще раз сказать: для успешной работы над иллюстрациями к любому произведению, а в особенности к произведениям Александра Сергеевича Пушкина, полных высокой поэзии и философского осмысления жизни, художник должен обладать определенным кругозором, широким знанием истории, умением чувствовать и уважать стиль изображаемой эпохи. Николай Васильевич Кузьмин писал: «У каждого художника свой путь в искусстве, но иллюстратора отличает многообразная нагрузка памяти. Он имеет дело с литературой разных стран и времен, и от него требуется постижение духа литературного произведения и той эпохи, в которой живут и действуют герои. Иллюстратор должен держать в памяти уйму вещей. Должен помнить, в какие платья одевалась, какую прическу носила и на каких креслах сидела Татьяна Ларина, в каких палатах жил и на каких кроватях спал храбрый царь Додон, должен знать, как запрягается русская тройка и что такое "пахва" и "паперсь" в снаряжении верхового коня, как выглядит печь в крестьянской избе и какой формы окна во дворце короля Артура. Он должен заприметить, как отражаются на человеческом лице и в жестах радость и горе, боль и отчаяние, великодушие и скупость, ибо ему придется передавать душевные движения литературных героев» (Художник и книга, М.: Детская литература, 1985).
Б. С. Угаров. "Пушкин. Белая ночь" (1968)
II-22808
Подготовлено по фотоматериалам из Научно-справочного отдела негативов и фоторепродукций с произведений
изобразительного искусства при использовании материалов Ф.11.Оп.2 Ед.хр.1923 НА РАХ.